Отличная повесть. Она очень многоплановая. Мягкий юмор и самоирония делают чтение легким и приятным. Читая, не думаешь о достоинствах или недостатках. Как бы не до этого. После прочтения хочется поблагодарить автора за доставленное удовольствие, полученное на халяву. Для себя отметил хороший словарный запас у автора. Куда бы он ни переключил свое внимание – получается интересно. Не заметил ни одного штампа, все через себя пропускает. Хороший юмор не самоцель, а лишь способ объективного воспроизведения действительности и кусочка нашей истории. Все характеры героев обрисованы живо. Их хорошо представить. У автора есть одна характерная особенность – ему очень нравится литературное творчество само по себе. Довольно редкая особенность. Тут любовь бескорыстная, самодостаточная, без оглядки.
Виктор Юлбарисов (О повести «Ветер переменных направлений»)

Глубокоуважаемый Владимир Павлович!
Сейчас читала медленно, наслаждаясь каждым предложением Вашего рассказа с продолжением, с превеликим удовольствием!!! Вы - на недосягаемой высоте! Абсолютно нЕкчему придраться, а только восторгаешься. И природа, и атмосфера - специфически морская и юмор ей подстать. Присоединяюсь к нижестоЯщим рецензентам: "...тянет на олимпийское золото, уникальное творчество" и т.д. Остаётся только радоваться за Вас и завидовать белой завистью! С благодарностью за удовольствие читать настоящую прозу, Ваша поклонница
Галина Фан-Бон-Дригайло

Дорогой Владимир!
Давно присматриваюсь к Вам с большой симпатией, и вот – личное знакомство с Вашим уникальным творчеством. Рассказ (глава, раздел) просто в е л и к о л е п е н! Не хуже самого Виктора Конецкого (Леонида Соболева и Станюковича в расчет не берем – классика). У Вас работает не только морская экзотика и романтика бездомного человека: здесь характеры, человеческие отношения, борьба мнений и амбиций. Динамика!!! Рад знакомству. Надеюсь, оно продолжится ко взаимному удовлетворению. Читая Вас, невольно задумываешься: такой талантливый у нас народ, а отчего живем так? Удачи Вам, здоровья, творческого настроя.
Владимир Лоскутов (О рассказе "Третий штурман)

Прочитал 3-4 Ваших коротких.., но смысл конечно имеется, чувствуется жизнь в разных ипостасях, а она укрепляет опыт писательского мастерства. Надеюсь когда-нибудь увидеть Вас Маэстро"м" Пера, именитым "писательским волком". По морям плавать - хорошо, но отдать наплаванное, прожитое и прочувствованное людям - тем более. И знаю, что у Вас получится, конечно читал Вас и раньше, и с удовольствием.
Каким Бейсенбаев (О рассказе «Демократ из Роттердама»)

Давно не читал твоего. Давай от души: ощутимо подбросило общую гармонию, зримость протёрта и усилена. Цельность - как от первого со срыва бескозырки. Вопчем смещение центра парусности подняло неслабо!)) Техника малого юмора проработана и знач. разнообразней. И вот только не покидает чувство тоски и одиночества.
Абракадабр  (О рассказе "Третий штурман)

Порадовали с утра, Владимир, прекрасной прозой, да ещё, украшенной, стихами Визбора и Бродского. Меня тронули такие строки в вашем сочинении:"Я выполнил свою миссию: искренне и участливо выслушал печальную историю жизни чужого мне человека, а о себе почти ничего не сказал. Мое время откровений давно прошло, ибо в наше время люди разучились слушать и слышать друг друга. Всяк думает, что именно его любовь обильнее, беда трагичнее, счастье лучшее, а горе горшее." Я часто попадаю в подобные ситуации. О себе стараюсь, если выпадет возможность вклиниться в речь собеседника, сообщать только хорошее, или ничего не говорить. Спасибо вам за рассказ!
Лидия Сидорова (О рассказе "Салоники»)

Дорогой Владимир!
Я прочла много литературы о 90-х, но Ваш рассказ- всеобъемлющая энциклопедия событий тех лет -переход страны от социализма к дикому капитализму! Не знаю, как Вы сумели это сделать в рамках рассказа на примере команды одного лишь судна, но получилось исключительно глубоко, правдиво, искренне с горечью и юмором! "Порой при взгляде с мостика этот интернациональный ковчег напоминает мне американскую тюрьму. По палубе, в машинном отделении, коридорах снуют люди разных характеров и оттенков кожи, но в одинаковых оранжевых робах, правда, без кандалов. Сейчас, перед трапезой, они переоделись в цивильное, и возникает иллюзия свободы." Всего самого доброго!
Алла Сторожева (О рассказе "Салоники»)